Разные аплодисменты для Милана Княжко

Любителям хорошего кино – после которого хочется прокручивать его в мыслях, обсуждать с друзьями, строить параллели и т.д. посоветую найти два старых фильма – «Папилио» (драма, Чехословакия, 1986). «Верные голуби возвращаются» (драма, Чехословакия, 1988). Первый – о том, что мы не рождаемся с иммунитетом от всех соблазнов мира и не застрахованы ни от одного из смертных грехов, второй – о том, что у «каждого есть свой наркотик. И счастлив тот, кто никогда с ним не встретился». Создателям обеих картин удалось соблюсти принцип «не судите – да не судимы будете». И в обеих играет прекрасный актер Милан Княжко.

img_1489

Не может не радовать факт, что Минск в современном мире становится символом умения сглаживать острые углы и налаживать контакты. И, конечно же, хранить наработанные ранее хорошие отношения. Это характерно не только для государственной политики, но и для личных связей. Гордостью наполняется сердце, когда люди признаются, что теплые воспоминания о белорусской столице проносят через всю жизнь. И если есть возможность, приезжают сюда еще раз.
Такой прекрасной возможностью для актера и политика Милана Княжко оказалась организованная Посольством Словакии культурная программа, включающая и встречу с членами Союза писателей Беларуси, которая состоялась в начале июля. Гостями Овального зала СПБ стали Милан Княжко и посол Словакии в Беларуси Мирослав Мойжита, а подарком – показ фильма «Papilio» (1986), в котором господин Милан сыграл роль Графа. В обсуждении фильма принимали участие секретарь СПБ Георгий Марчук, председатель Минского городского отделения СПБ Михась Поздняков, драматург Анатолий Делендик, издатель Лилиана Анцух, писатели, поэты, переводчики. Обсуждение быстро переросло в дружескую беседу, которая показала – наши страны связаны крепкими узами и готовы к новому этапу плодотворного творческого сотрудничества. Львиная доля вопросов досталась Милану Княжко, чья актерская работа была высоко оценена зрителями.
– Господин Милан, мы рады снова видеть вас на белорусской земле.
– Одной из причин приехать сюда еще раз были хорошие воспоминания о роли Яна Налепки в военной ленте «Завтра будет поздно» (1972)*. Через столько лет захотелось найти людей, с которыми тогда работал, и это удалось. Я рад повидаться с одним из сценаристов картины – Анатолием Делендиком.
(*В сюжете фильма нашла отражение совместная борьба словацкого антифашиста Яна Налепки, ставшего Национальным героем Чехословакии и Героем Советского Союза, и советских партизан с немецко-фашистскими захватчиками в годы Второй мировой войны. Действие фильма развертывается на территории Белоруссии и охватывает несколько месяцев зимы и весны 1943 года.)
– И как нашли Минск через столько лет?
– Здесь изменилось все. Сорок три года тому назад была большая разница между Братиславой и Минском. А сейчас мы можем позаимствовать много вещей, которые есть в белорусской столице. Я бы сказал, Минск в хорошей форме.
– Скажите, почему из большой фильмографии вы привезли нам именно картину «Papilio»?
– В ней речь идет о вещах, которые всегда будут актуальны – о жизни и смерти. И это одна из моих любимых ролей.
– Не было ли внутреннего неприятия героя, который виртуозно нарушает все законы и нормы?
– Моего героя нельзя однозначно назвать ни плохим, ни хорошим. Режиссер ленты Иржи Свобода, с которым мы сотрудничали в 10 картинах, снял этот фильм в Праге. Действие происходит в очень сложные времена, в годы Второй мировой войны, во время чешского протектората. Нельзя говорить, что я играл плохого или хорошего персонажа, нельзя говорить о людях с одной стороны. Это был очень важный период в жизни страны, и не менее важно чувство юмора, которое помогало выживать в сложных условиях, и вот его-то в фильме хватает. Герой виртуозно балансирует на острие ножа между тем, что морально, и что нет. Это характерно не только для кино, но и сама жизнь – драматическое произведение. Жизнь не черная и не белая, а очень сложная, и мы, так долго живущие, это знаем.
Фильм рассказывает, что происходило между людьми в такое сложное время. С одной стороны нужно было быть очень осторожным и не выделяться из массы, чтобы выжить, с другой – и мечта о свободе. Борьба с окружающим миром и самим собой.
– Вы работали в Кабинете министров Чехословакии, заместителем министра иностранных дел Словакии, в 1998–2002 – министром культуры Словацкой Республики. Как судьба свела вас с Гавелом?
– Он одноклассник моего приятеля. Виделись не часто, но когда начались ноябрьские события, встретились и всю ночь обсуждали, что будет дальше. Он хотел, чтобы я был его советником, но у меня были фильмы, которые нужно было закончить. И я не мог постоянно находиться в Праге. Но когда я помог в политической борьбе, пришлось выполнять свои обещания, войти в правительство. А дальше было сложно.
– Не жалеете ли, заслуженный артист Чехословакии (1989), об этом перерыве в творческой деятельности? Что хорошего удалось сделать как политику?
– Политике отдано 13 лет жизни. Принимал активное участие в революции. Помню, в театре забастовка – шесть недель я не играл ничего. Понимаете, после того, как стоял перед многотысячной аудиторией на трибуне, давал какие-то обещания, невозможно просто сказать: «А вечером я всех жду в театре». Обещания нужно исполнять.
В политике никогда невозможно сделать все. Это всегда компромисс. В области культуры постоянная проблема – нет денег. Но кое-что удалось: в новом здании работает Национальный театр Словакии, прошла комплексная реконструкция университетской библиотеки в Братиславе, мы помогли сохранить 25 деревянных храмов, многие были православные, 1 лютеранский, греко-католический (на востоке Словакии). Создан аудиовизуальный фонд.
– Соотечественники считают вас одним из главных героев, благодаря которым между Чехией и Словакией цивилизованно состоялся «бархатный развод» — без жертв. Вы даже баллотировались в президенты. Но вернулись в актерскую профессию.
– Как у нас говорят, между аплодисментами актеру и политику – большая разница. Политика не игра, там нет начала и конца. Для себя решил – хватит. Мы уже большие, грандиозные вещи в национальной политике сделали. Нет проблем между Чехией и Словакией, все конфликты урегулированы и никогда еще между нашими странами не было таких хороших отношений, как теперь. Мне часто задают вопрос, как сделать «бархатный развод» – в Каталонии, Квебеке и других местах, где есть аналогичные проблемы. Но все зависит от истории. Мы были не враги, а друзья, и остаемся ими.
– Так что же все-таки главное дело вашей жизни?
– Главное дело – то, что я делаю в эту минуту.
Теперь готовлю новый проект канадского автора в театре. Премьера состоится в апреле будущего года.
– Хорошо ли знакомы с русской литературой?
– Конечно, особенно с драматургией. Еще в годы учебы проходил, когда изучал драматическое искусство в Академии исполнительских искусств в Братиславе (VŠMU).
– Пошли ли дети по вашим стопам?
– У меня трое детей, извините, от разных жен**. Старший сын окончил драматическую школу-институт в Праге. Немножко играет. Второй в Словакии предприниматель. Младшему 33 года, он оператор. Моему внуку Коломану 3,5 года. Везу ему из Минска в подарок сказку про репку, будем с ним играть.
(** Господин посол смеется: «За столько лет – всего три жены? Это целибат».)
– За что особенно благодарны родителям?
– За все. Я родился 28 августа 1945 года в Горне Платчнице, в Чехословакии. Детство было сложным – мне не было еще пяти лет, как арестовали отца, он сидел дважды за свои политические взгляды. Мама разрывалась на трех работах, чтобы мы могли свести концы с концами. И вместе с тем мое детство было очень красивым… Потом довелось работать и шахтером, и лесорубом.
– Несколько лет назад вы сыграли в американском фильме-хорроре Эли Рота «Хостел 2». Как вы относитесь к картинам такого рода?
– Снимаюсь в словацких и чешских телесериалах. Играю много. Актеру хорошо, если может играть широкую палитру, не только любовника или убийцу. Кстати, серийного убийцу мне тоже довелось сыграть.
В «Хостел 2» (кстати, я не смотрю такие фильмы) диалоги изначально были не очень. Я хорошо играл, но фильм плохо получился. В таких случаях всегда шутят: «Хороший фильм – заслуга актера, плохой – ошибка режиссера». Хотя его снимал молодой американский режиссер, которого курировал Тарантино.
– Как проводите свободное время?
– Я страшно ленив. Однажды лежал в комнате и звонил жене, которая была на кухне: «Можешь меня перевернуть, чтобы у меня не было пролежней?» Она сказала: «Ты ненормальный». Но когда начинаю работать, работаю много. Иногда играю в гольф. Уже не занимаюсь спортом, как в молодости. В юности занимался боксом, имею в карате третий дан, врученный японцами из Окинавы. Бегал марафон в 41 год – когда снимался в «Papilio».
– Какая музыка вам нравится?
– Хорошая. Люблю аутентичный фольклор, который имеет характер. Слушаю в основном в машине – час, когда еду из Праги (из театра) домой. (Господин посол смеется: «Он не успевает слушать, потому что ездит с огромной скоростью». На что Милан Княжко отвечает: «Это было давно, сейчас я уважаю законы, больше 100 км не езжу».)

Посольство Словакии обещает нам много интересных проектов, в том числе и в тандеме с чешскими коллегами. Надеемся, что господин Милан, одинаково востребованный и словацкой, и чешской культурой, еще не раз посетит нашу страну.
Ольга ПАВЛЮЧЕНКО

Один комментарий к “Разные аплодисменты для Милана Княжко”

  1. От меня лично — бурные продолжительные аплодисменты!!!
    Все написанное — 200% правда.
    Кино — потрясающее. Актер великолепный! Рекомендую.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *