Пусть меня научат…

Говорят, через пару лет новых гаджетов станет больше на 50%. Что будет с поколением, которое на пенсию выскочить не успело, а на работу его не берут, потому что с этими самыми гаджетами у него туговато? Скажете, есть курсы повышения квалификации?

Сижу перебираю архив статей. Вот эта тема, кажется, еще не потеряла актуальности, хотя написано шесть лет назад.

 

Больше всего в переписи мне понравился вопрос, учусь ли я чему-то новому. Не знаю, как вам, а мне приходится учиться всю жизнь. Свидетельств об окончании различных курсов у меня целый пакет… Курсы кройки и шитья выручили в перестройку, когда все было по талонам. Курсы машинописи (слепой десятипальцевый метод)  помогли лихо пересесть за компьютерную клавиатуру, курсы немецкого дали повод сказать еще раз спасибо школьной учительнице, благодаря которой я через много лет помню основы языка. Классное, между прочим, времяпрепровождение.  Приобретаешь новые навыки, которые делают твою жизнь куда интереснее, общаешься с разными людьми, расширяешь кругозор. Думаю, большинству людей проще работать в группе, чем заниматься самообучением дома.

Самые популярные курсы, судя по количеству расклеенных в транспорте объявлений, – по вождению. На втором месте – языковые и по психологии. На третьем месте, пожалуй, ландшафтный и прочий дизайн.

И если устойчивый спрос на первые и отчасти на вторые свидетельствует о росте благосостояния нашего народа, второй четко высвечивает проблему – с преподаванием языков в школах и вузах и умением налаживать межличностные отношения дело швах. А вот к третьим отношусь скептически. Потому что очень уважаю дизайнеров. Учиться этой профессии нужно долго, обладая при этом несомненным талантом. А впрочем, за свои деньги пускай себе люди осваивают что угодно. Главное, чтобы народ с толком проводил досуг, а преподаватели курсов имели работу. Польза всеобщая.

Совсем иное дело, когда приобретение новых навыков необходимо для профессиональной деятельности. Жизнь-то не стоит на месте. Свершилась негромкая компьютерная революция, перевернувшая  привычные процессы. Книгоиздания, например. На первый взгляд, ничего страшного: для сотрудников организовали обязательные курсы, а в подготовку молодых специалистов ввели новые предметы. А пока млад и стар обучался, компьютеризация породила к жизни такую новую профессию, как верстальщик.

Ну, это такой крутой чувак, который восседает за компом с орущей  в наушниках музыкой и с видом тотального превосходства над всем остальным человечеством. Почему бы и нет? Согласно Постановлению Совета Министров 1995 года, работа этого технического сотрудника оплачивается в три раза дороже работы редактора и в шесть раз дороже корректорской работы.

Молодцы, конечно, представители дефицитной профессии. Итог – печатная продукция с примитивной версткой, к тому же безграмотная. Ведь без редакторско-корректорских услуг можно обойтись, а без верстальщика книжку тиражом  даже в 50 экземпляров не выпустишь… За сколько лет можно стать хорошим редактором? А верстальщиком? Но за последние 14 лет ситуация не меняется, постановление в силе. Версткой по-прежнему занимаются люди, которыми замечания нижеоплачиваемого редактора отметаются. Наплевательское отношение к качеству текста – газетные заголовки с ошибками, книги с всевозможными ляпами, «албанский» в Интернете.(Понравилась, кстати, картинка-демотиватор на одном из сайтов – обложка учебника русского языка: «Руский языг. Учебнег.»)

Казалось бы, для освоения доходной профессии должно существовать море курсов. Поиск в Интернете выдает мне большой список. Самые популярные – компьютер с нуля для совсем уж начинающих и дизайнерские, где верстка иногда встречается – как приложение к крутым программам создания объемных объектов и веб-страниц. Не пойму одного, зачем стране столько дизайнеров? А проектировка мебели и интернетных сайтов в мои планы пока не входит. Мне, редактору текста на традиционных носителях, нужна ликвидация неграмотности в том, что касается допечатной подготовки. В единственном учреждении, в программе которого есть интересующие меня курсы, просят перезвонить в следующем году: они только что выпустили группу. (Правда, занятия в группе шли ежедневно по 4 часа, что работающий человек себе позволить не может. На данные курсы можно получить направление с биржи труда, но группа собирается 1-2 раза в год.) БГУИР предлагает обучить народ программе верстки, от которой уже отказались почти все типографии.

Еще в двух местах предлагают занятия по индивидуальной программе – 40 часов, 7-8 у.е. за час. Уточняю, что такое час – два раза по сорок пять минут? Отвечают: «Нет, сорок минут».

Ни в РИПО, ни в Академии последипломного образования, ни в Минском государственном производственно-техническом колледже полиграфии курсов верстки не существует. «Раньше были, – сообщают в МГПТК полиграфии, – но Министерство информации отменило за ненадобностью».

Иными словами, 7–8 долларов за час, которые лежат на дороге, этим учреждениям не нужны?

В предлагаемом списке я не нашла и еще одних курсов, организация которых принесла бы неплохой доход, – английский для Интернет-пользователей. Очень хочется понимать, что написано на табличках, которые выдает компьютер. Полагаю, это не очень большой пласт лексики, для освоения которого мне вовсе ни к чему учить список неправильных глаголов и ломать язык о нюансы английского произношения.

Вдогонку. Верстку я освоила частным порядком. Пришла в колледж полиграфистов, объяснила ситуацию, посидела пару часов с грамотным преподавателем и получила недостающие мне знания. Не уходи преподаватель в декрет, еще пару-тройку занятий — и вполне сносно смогла бы работать. Впрочем, система повышения квалификации работает, если предприятие в тебе заинтересовано. А у нас — контракт на год… В общем, спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

 

 

Ольга ПАВЛЮЧЕНКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *